Сергей Маврин Хороший вопрос. И хороший ответ на него прозвучал из уст Сергея Маврина в рамках его недавнего интервью журналу Dark City. Цитирую:

«Я как-то задумывался, почему многие музыканты, причем во всех странах, пьют или употребляют наркотики после концертов. И вот к какому выводу я пришел: сцена очень “заводит”, провоцирует сильное нервное перевозбуждение. И ты не можешь остановиться, ты как бы продолжаешь “играть концерт”, хотя у тебя нет в руках гитары. Уснуть в таком состоянии очень сложно. Поэтому многие приходят к алкоголю и наркотикам. Наркотиков в нашей жизни не было, слава Богу, [имеются в виду те времена, когда Сергей играл в группе АРИЯ], а крепкий алкоголь (водка, виски, ром – их описания читайте здесь) присутствовал. Не сразу, но мы увлеклись очень серьезно. У меня были еще периоды, когда я после концертов часов до трех ночи играл на гитаре у себя в номере – кстати, хороший был способ “остыть” после выступления. Но через некоторое время уже было так, что я заканчивал свой “сольный концерт” и после этого присоединялся к “продолжению банкета”. Потом я уже перестал играть и сразу присоединялся… А потом был такой тяжелый период в жизни рок-музыкантов, начало 90-х, когда количество концертов сократилось до минимума. Если мы и ездили куда-то, то у нас в зале было 150 человек, и в клубе 30. В общем, время было сложное, концертов было мало, а желание пить осталось, и алкоголь начал побеждать. Но в один прекрасный момент мы все-таки решили с этим покончить, в 95-м году».